Лучшие экспромты, февраль 2011
Автор: Вэллер, Илья, LSD, Дэннис, Томас, Ваннинг, Рэнди   
22.07.2012 12:33

Сестра жены набилась в дом мой —
С трудом, но все ж набилась в дом.

* * *

Перевели уж светофоры
В формат народный RGB,
И пешеходы побеждают
В неравной с транспортом борьбе.

* * *

Как хорошо, что не по почкам!
Как хорошо, что по башке!
Лежу себе на одре тихо,
Сквозит и свищет в черепке.

* * *

Кастрюли все уже сгорели,
И больше нечем печь топить.

* * *

Пускай я лучше провоняю,
Но в твою ванну — ни ногой
(Ногой, испачканной навозом,
Той самой, что в земле гнилой).

* * *

Педестриан педестриана,
Считаю, лучше б утюгом,
Чем нехорошим матным словом,
И сапогом, и утюгом.

* * *

Холодный душ, бейсбол и Тэтчер
Меня заводят до того,
Что весь изгажен тихий вечер
Под крышей дома моего.

* * *

Адамов с Евиной на кухне,
У нее яблоко в руке,
Змея свисает с люстры тусклой,
У Адамова во портках

Ревет неведомое пламя,
А Евина раскрылась вся.
И тут — стук-стук — вдруг Саваофов:
Квартплату звольте заплатить!

* * *

Два паренька однажды ночью
Познали радость и любовь,
Когда Иисус с небес спустился,
Свою явил им плоть и кровь.

* * *

Игранье в карты — труд тяжелый,
Потянет джоулей на пятьсот,
А уж лежание в парадной —
Примерно тысяча пятьсот.

Всего ж затратнее холера —
Мечешь заразное говно,
Не в силах подсчитать убытки
От сокращения кишок.

Куда приятней ванна с пеной —
Резвясь, ты писаешь в нее,
А на втором по пользе месте
Стоит, конечно, мумие.

Так нас учил великий Энгельс,
А напоследок нам сказал:
«Вам мумие и ванна с пеной,
А мне — холера и подъезд».

* * *

На святки страшно мне вдруг стало:
Ведь я нечист уже давно —
Так мне из живота сказало
Антропоморфное говно.

* * *

Бриджит Бардо я уважаю:
У ней есть груди и талант,
К тому ж она животных любит
И Серж Гензбур ее ебал.

* * *

Олени — это некрасиво,
А я плачу за красоту.
К тому ж олени в мюзик-холле —
Много говна, а толку — ноль.

* * *

Об этом лучше мне не думать.
Лучше подумаю о том,
Как желтолицые индейцы
Закрылись от дождя зонтом.

* * *

Я падишах иносказаний,
А с правдой-маткой я клошар.
Зурна возвышенных признаний
Зловонный выдувает шар.

И будь ты дама или жаба,
Я поцелую и пойму.
Но лучше все же жаба — даму
Смогут понять и без меня.

* * *

Галантереей не доволен
Интерлигатор Петухов —
Тонкие губы уж поджаты,
И с уст сорваться визг готов.

А все пятно на занавеске
Практически бесцветное,
А за окошком санитары
Практически несметные.

* * *

Не тот, не тот уж слог в России!
Не восьмистопный анапест,
Не шестиямбный стоп хорейный,
А одностопный хрямб. Смайл, смайл.

За это будущие дети
Накажут нас, своих отцов.
Ну и пускай — нам будет пофиг.
Пока же хрямб, хрямб, смайл, смайл, смайл.

* * *

Потапыч вздрогнул: «Я не стану!»
А белочка шипит : «Давай!
Всех презирай — ближних и дальних,
Гаси, насилуй, убивай».

* * *

Бодун у всех бывает разный,
И только у меня один —
Навязчивый и неотвязный,
Как лампу трущий Аладдин.

* * *

Пошли в народ два богослова
И с ними Гришка-гармонист
И женщин много обратили —
Те до сих пор танцуют твист.

* * *

Ебался в Южносахалинске,
В Калининграде и в Чите.
Ебом был в Северо- уж двинске,
А уж потом в Караганде.

Стал жертвой жесткого инцеста
Я после смерти в Алатау.
От этого воскрес и вот — я,
Вот Южносахалинск, Чита...

* * *

Рубль оказался неразменным
И безразмерным — пеньюар.
И вот в борделе Петр Игнатьич
Живет который год подряд.

* * *

Пролапс приходится терпеть мне —
Митральный клапан не фонтан,
А вот из плюсов я отмечу
Больничный лист на десять дней.

* * *

От генерала до капрала
Раз «дослужился» Иванько —
Он на глазах у всех марала
Раздел и выебал в очко.

* * *

Я знаю то, что я не знаю,
Куда я подевал обрез —
Метил неплохо отшибает
Как память, так и энурез.

* * *

— А суррогатная Джульетта
Ведь может сдуться невзначай, —
Сказал продюсер на Бродвее,
Себе заваривая чай.

* * *

Духовное безрыбье хуже,
Чем бездуховный тухлый рак.
Бей его, жги, топчи ногами!
Простите, у меня Туретт.

* * *

Олени — это же прекрасно!
На них въезжает Дед Мороз
В Иерусалим. Иль это сказка
Тупой, бессмысленной толпы?

* * *

Характер по излому дрека
Определим у урсуса.
Если как торф он на изломе,
И поналипли волоса,

То будет длинная зима уж,
И двести за баррель Light Sweet,
И полная взойдет луна уж,
И вас не подкосит рахит,

И голодать не будут дети,
И на Земле настанет мир,
И не протухнет в туалете
За смывбачком топленый жир,

Со счетом 19:8
Каспаров выиграет у
«Зенита» в рэстлинге без правил
И рислингом запьет тоску.

Но если шерсти ты не видишь,
Фактура торфа не видна,
Будет Light Sweet двести за баррель,
И будет полная луна,

Зима — длиннее не бывает
Нас в предстоящем годе ждет,
Рахит-убийца отступает,
Детишек голод не берет.

Так поклянемся перед миром
Всегда лишь первосортный дрек
Брать в ленинградском зоопарке
Палкой с-под урсуса вовек.

* * *

Надену детские колготки
И стану какать только в них.
И вот уж разорился Pampers
И «Ленколготу» крах грозит.

* * *

А крокодильчики моих подтяжек —
Что щечки у твоих тисков,
А декольтет твоёво дирндля —
Что моего уж стусла паз.

Такой романс я забабахал
И преподнес своей жене
Она аж даже завизжала
И прям повисла вся на мне

И секс такой преподнесла мне,
Какого сроду не видал —
Анальный секс с конем игривым.
Короче, ребца, конь мне дал!

* * *

Обычно оберштурмбаннфюрер —
Это всего лишь машинист
Машины по уничтоженью
Евреев. Так что ваш Нюрнбергский процесс —

Всего лишь ширма для машины,
Пыхтящей позади нее.
Стоит попасть в нее еврею —
Он сразу оберштурмбаннфюрр.

* * *

Хоть я, читатель, опостылел
Себе, супруге и тебе,
Я таки помню чудное мгновенье!

* * *

Настолько был рыбак Евгений,
Что чешуею и хвостом
Оброс однажды спозаранку
И в раковину упорхнул.

* * *

Пока ваш Александр Невский
Своею саблею махал,
Наш Теодольф Грегорыч Гитлер
Нац-соц деляночку пахал.

Но вот настало озаренье —
И Саня саблю уронил,
А Тео весь в слезах и в глине
Его мусташами пленил.

* * *

Региональный представитель
К регионалу не готов,
А вот анальный избавитель
Избавит вас от всех грехов.

* * *

Всем женщинам планеты Петя
Огульно ставил твердый «кол»,
А Пете женщины планеты
Не ставят. Кол его усох.

* * *

Вот революция в трампарке
Перенесла нас всех в травмпункт.
Протестный дух у реформаторов
Потух.

* * *

Летальный аппарат придуман —
По-русски просто — самолет!

* * *

В четвероногом капитане
Кольчатый боцман завелся.

* * *

Мария Карловна, сдавайтесь!
Пираты окружают вас.
Еще потопят ненароком
И вас, и старый ваш баркас,

Так что уж будьте вы любезны
Пиратам сдаться и дать им
Все, что быть может им полезно
В нелегком бытии морским.

* * *

— Я ради смеха! - уверял он,
С ладоней отмывая кровь.

* * *

На электронных сигаретах
Табличка «Не влезай — убьет!»

* * *

Я видел голого Сталлоне.
С тех пор я плохо говорю.

* * *

Я писал вам — чего же боле
Я вам могу еще отлить!

* * *

Вот, начитавшись каталогов,
Наевшись паюсной икры,
Он о богатстве размечтался.
И тут ворвались маляры

И малярийною заразой
(Такой нехитрый каламбур)
Его с ног до главы измазав,
В его мечты внесли сумбур.

То ль маляры, то ль малярия,
То ли моляры, то ли моль
В мечтах его на первом месте
(Такой нехитрый карамболь).

* * *

Чем меньше женщину мы любим,
Тем толще уши, крепче член.

* * *

Чем толще женщину мы любим,
Тем толще нравимся мы ей.

* * *

Ископаемые полезны
Только в том случае, когда
Они зарыты меньше суток
Назад, и точно не живьем.

* * *

Как глупо — «Мармелад намажьте!»
Вы что, не ели мармелад?
А карамель — это ж сосульки
А мне «тянучки!» говорят.

Вы из какого века, дядя?
А сам я из двадцатого
Из двадцать первого? Товарищ!
Вы, кажется, совсем того!

* * *

Закопипастили контентом
Плей-лист мне злые юзера,
Френд-лента сплошь из аватаров,
В реале флэшмобы рулят,

А байеры шерстят дисконты,
Ведь в каскетах — сезонный сэйлз,
К гаджетам тянутся ручонки
Нейл-артом обезбражены.

На это у меня есть мненье —
Пардон, не мненье, а коммент —
Давно нам всем пора заметить,
Что и английский пострадал.

They send the sputniks to the kosmos,
Somebody's planning a pogrom,
Some listen to the «Moloko», and
Some goes with devothcka to bed.

Starik A. Burgess loved this language
And we may love it, after all.
That's all inevitable, my dear.
Poshol k chertjam, tupoj kozel!

* * *

В одну телегу впрячь не можно
Лебдя, рака и щукана!

* * *

Иван Ильич, купите ваты
И обмотайте ей меня,
И в ней, Иван, меня возьмите,
Пока я в ней беру коня.

* * *

Ракетками у теннисистов
Повышибало все мозги,
Так что им мячиков не надо,
А надо новые мозги.

* * *

Холодный душ, бильярд и Тэтчер
Вместо распут и ганджубас —
Так начинает утро Шерлок
В отличие от Штирлица.

* * *

Пока мужик с работы ехал,
Из дома воры унесли
Бассейн с пираньями и мумий
Оставили штук двадцать пять

Из бывших у него двух тысяч,
И принесли бассейн другой —
Наполненный топленым жиром.
Пришел мужик — и обомлел.

* * *

Коал живет уединенно:
Книги, прогулки, онанизм.
Он бы напился, но не может —
Коалы никогда не пьют.

* * *

Есть мнение, что у индусов
Короче, чем у остальных.
И вот звоню, давясь от смеха
В посольство Индии с утра

И говорю: «Хочу я въехать
В страну, чтоб самым длинным быть».
Мне говорят: «ОК, извольте,
Наш миллиард готов любить».

* * *

В Контакте новый статус «зая»
Уж группирует всех по два.
Пошла реакция цепная:
Гомак гомака видит издалека.

* * *

Эрцгерцог с герцогом на пару
Сыграли на приставку «эрц»,
Но проигрались и играют
На новую приставку «экс».

* * *

А вот как я произношаю
По-русскому слова любви:
«Я вас немного обожаю!
Трахни меня по голови!»

* * *

Арабы ночью показали
Впервые порно по ТВ.
Вот это новизна мышленья!
Вот это ветер перемен!

* * *

Космические манекены
Не уничтожили меня,
А ведь орал я от испуга,
А ведь зигзагами бежал!

* * *

В ответ ей что-то проскрипело
В каморке, где гробы лежат.
То гриб подгробный показался,
Своею шляпкою скрипя.

* * *

У моего дружка винчестер
И джинсовый комбинезон,
На поясе — из скальпов связка.
Он мне сказал, что рейнджер он.

Однако я подозреваю
Что не винчестер — жесткий диск,
Не скальпов связка, а компактов,
Не рейнджер он, а сисадмин.

* * *

— Стань идеологом движенья,
Создай, ввяжись в войну, умри! —
Так говорил ежу лесному
Глюк мухоморный номер три.

* * *

Настраиваться бесполезно —
В пещере не берет «Маяк».
Я уж к нему и так, и этак,
А он все не берет никак.

* * *

— Что пишешь, Александр Сергеич?
— Мандаты, Владимир Ильич.
Ильич вскочил. Темно и тихо.
Портрет поблескивал в углу.

* * *

Я рыба в кляре. Честь имею
Быть вами съеденным сейчас,
Но я предупреждаю — если
Реинкарнирую, съем вас.

* * *

Оригинальное дал имя
Своему отпрыску Дедал —
Его Икарусом назвал он.
Блядь, в честь автобуса назвал!

* * *

Страсти по 9,90
В секс-шоп сегодня завезли.
Здесь есть и страсти сэра Хьюго,
И страсти молодой княжны.

В комплекте жаркие объятья,
Слюна в бутылочках и пот.
С утра на улице, волнуясь,
Выстраивается народ.

Но вот досада — по две в руки
И по две в ноги вам суют,
Сограждане в толпе сдавили —
Пошевелиться не дают.

Уж лучше я за своей страстью
С входа служебного зайду,
Найду там продавщицу Асю
И с нею страстью изойду.

* * *

Цена любви теперь известна —
Семьсот четырнадцать рублей,
За вычетом налогов, сборов
Чистый навар — почти пятьсот.

* * *

Меня и бомбой не возьмёте,
И тигром вам меня не съесть,
Не бросить в топку сухостоем
и прорубью не утопить.

Все потому, что я — субстанцья,
Неощутимая никем,
Анчар, как грозный часовой я,
Воспетый Пушкиным А. Эс.

* * *

Джузеп Джузепыч «Сизый Анус»
Принес полено в свой сарай
И тотчас из него стал делать
Куклу-затычку для себя.

Однако ожила затычка,
А тут шарманщик пробегал
И, словно маленькая птичка,
Он, пробегая, исторгал

Высокочастотные куплеты
И этим за живое взял
Куклу-затычку Буратино —
Приемным сыном кукла стал.

Тем временем два злых бандита —
Лиса и битый молью кот —
Джамахирию криминала
ДСП-юноше несет.

Погони, яма, деньги, кони,
Шпаги, киднап и тортуаз,
Разврат, киднап, опять погони
И самый крепкий галуаз.

Подобный вольный образ жизни
Не мог закончиться добром —
К педофилии приобщает
Затычку-куклу Барабом.

Но кукла шмыг! — и в царство счастья
Утягивает за собой
Джузеппе, Карло и шарманку,
Кларнет, валторну и гобой.

А кот поганый с Барабомом
Танцуют траурный кадриль,
Поскольку счастье обломалось
И пудель тоже убежал.

* * *

Раскрашивать люблю картинки
Про яростный казачий хор,
Поющий про большой казачий
Этнический голодомор.

Рты я обычно крашу в красный,
И попы в красный — скорби цвет,
А песни крашу я в зеленый.
Моим рисункам сносу нет!

* * *

Вот в Индии, грят, можно, братцы,
Поймать нирвану просто так!
В трамвае едешь — бац! — нирвана,
Трамвай влетает прямо в рай.

И райские жужжат медведи,
Свисая на хвостах с ветвей.
Чего ты только не увидишь
В далекой Индии моей!

* * *

Неплохо встретили мы тигра
На Киевском в пять двадцать пять —
Убрался он назад в пустыню.
Москва для москвичей, братан!

* * *

То, что мужчины не танцуют,
Не означает, что они
Не могут нежно обниматься
Во мраке зала у стены.

* * *

Ты ко мне задом, ко мне задом
Не повернись, не повернись
И за уроненным уж мылом
Не наклонись, не наклонись!

* * *

Нетопыря толченый коготь
От бед житейских не спасет —
От бед всего вернее деньги
И многоствольный пулемет.

* * *

Вот дьявол мне два пальца в глотку
Себе засунуть повелел,
Затем измерил мне давленье
И бросить пить мне наказал.

* * *

Петров от царского режима
Такой хуйни не ожидал —
Погром коснулся и Петрова,
Как ни крестился, ни рыдал.

И это легкое касанье
Имперской мощи и огня
Навеки изменило Петю,
Совсем не изменив меня.

* * *

Самооценка подскочила
От погруженья в глубину,
Ударила по переборке
И потопила батискаф.

* * *

Оробеваю беспрестанно,
Когда в очередной карман
Тихонько за купюрой лезу,
А там очередной капкан.

* * *

Дед посадил кое-где репку
И кое-чем ее полил.
Проходит ровно четверть года —
И — хоп! — жучок ее сгубил.

* * *

Принц Чарльз за мешок картошки
Отдал французам Девоншир,
Разжалован за это в сэры
И сжеван Баскервильским псом.

* * *

Давай зачетку, мерзкий студень.
Да не руками, сволота!

* * *

Мне хобби заменяет скука —
Все хобби мира — в ней одной!

* * *

«Cita» по-итальянски — «город»,
«Чита» по-русски — «мухосранск»,
По-мухосрански «Русь» — «деревня»,
По-итальянски — тот же хрен.

* * *

Все норовят отдать натурой,
А мне ее и нечем взять!

* * *

Без фанабериев, голуба.
(Понтов поменьше, пидорас.)

* * *

В отчете вашем, Петр Евгенич,
Посверкивает второе дно —
Вы как бы говорите: «Вот я
Какой я хват, а вы — говно!»

* * *

Подсдам Потсдам, решает Черчилль.
Поц дам, решает и Гитлёр.
Сцепляются и нудно бьются,
А Сталин смотрит и дрочит.

* * *

Ой, ой! Мы движемся, смотрите!
Земля куда-то поплыла!
Ее куда-то угоняют!..
И — ледяная синева.

* * *

Официально Солнце — сфера,
Согласно Канту — полая.
Французы все — галант и шарм,
Американцы — глупые,

Евреи — жидо и масон,
А русские все — умные,
Вся молодёжь — эмо и чмо,
Весь гастроном — химья и ГМО.

А я один все это знаю
И все на свете понимаю.

* * *

Актер вахтеру не товарищ:
Вахтер — главнейший человек
В театре, а актер ничтожный
Тёпл, робок, сыр и недалек.

* * *

В коротковатой школьной форме
Так сексуален Петр Ильич,
Что прямо пишутся либретто
В умах соседских гомаков.

* * *

«Подлец!» — неслось из мышеловки
«Фашист! Убийца! В суд подам!»
Однако, сыр был все же съеден
И гнев на милость был сменен.

* * *

В тернистый путь пустился Штирлиц
На старом Мерседесе, брат.
По унавоженному полю
Скачи, блохастый Мерседес!

* * *

Партия «Русь без экскрементов»
Грозится запретить нам срать,
А партия «Русь с экскрементом»
Ей отвечает: «Нам насрать».

* * *

Портье таится за портьерой,
И вот что видит наш портье:
В обход него несут пожитки,
В обход него идут войска,

А он, портье, не понимает,
Как можно миновать портье!

* * *

А ну-ка, расскажи мне, няня,
Про некрофильский адюльтер,
Я ж сказку о царевне мертвой
Потом забацаю с него.

* * *

Иван Ильич Экклезиастом
На кухне перебил всех мух.

* * *

Сос-сос, спасите наши души —
Не то, что вы подумали.

* * *

Womb по-английски значит «чрево».
Вомбат — он, стало быть, чреват.

* * *

Заменим грубость на любезность
Высказываний. Например,
Вместо «с тобой умом я пезднусь» —
«Ха-ха, возможен альцгеймер»

В приличном обществе мы скажем,
Иначе риск серьезный есть
Кой-где вдруг недопить чего-то,
Кой-где чего-то недоесть.

Вместо «повесься» — «прогрессируй»,
Вместо «моча» — «нектар времен»,
Вместо «пархатый» — «нелюдимый»,
Вместо «зловещий» — «патефон».

* * *

Пророс зарытый дядя Петя
И выяснилось, что он — дуб:
Качает желудьмя литыми,
Сучьём хватает самолет.

Зачем ты глупый был бухгалтер!
Зачем имел семью и дом!
Ты был рожден могучим дубом
В тумане неба голубом.

* * *

Сосули, льдины и снежины.
В ботинах скорбною походой
Крадусь я с насмором и свиной
Уж за закусой и за водой.

Листовы чту на остановах.
Не заболеть бы хоть ветряной
Или чесотою поганой —
Такая вот головолома.

В лесах русалы-проституты
Красот хватают за пилоты,
Лезгину пляшут и чечёту,
Тряся под ёлою трещотой.

Сниму рубашу и подмёты —
И на подушу, щупать чёты,
Под пяты подложивши грелу
И тапы не почистив щётой.

А утром — весть о забастове
И яи всмяту на тареле.
Сидят в кормуше трясогузы,
Играет коша с мышой в жмуры.

Расчёсой не пригладить чёлу —
Лежит в авосе косметича.
Эх, намотать на палу тряпу —
Ведь с идиоты взяты глады!

* * *

Не сыпь, не сыпь мне соль на рану —
Сыпь мне на рану сладкий сахр!

* * *

Пустел прилавок в гастрономе,
Когда Иван Ильич вставал
Из гроба. Кладбище ж пустело,
Когда он мясо продавал.

* * *

Решил, что заварной он чайник
Полезно в попу затолкать.

* * *

Участвовал в Армагеддоне?
Оформи льготы для семьи!

* * *

Вот свет вдруг выключился в тире
И несколько минут еще
Все слышали морзянку выстрелов
И музыку предсмертных корч.

* * *

Какое самое смешное
Химическое вещество?
Конечно же, поносный камень,
В простонародии — говно.

* * *

— В брандспойт не какают, папаша!
— А это не брандспойт, сынок,
А туннель уж в неведомое.
Лети, какашка, путь далек!

* * *

Директор по сюрреализму
По унитазу позвонил
Директору по реализму
Насчет маржа и EBIDA.

Но он назвал такие цифры,
Что добрый реалист срыгнул
И хлопнул трубкой по колену:
«Гугол рублей! Какая чушь!»

* * *

Два вояжера — Глеб и Жора —
В глубинах космоса летят.
Один — хитрец, другой — обжора,
А стайка инопланетят

Разрисовала неприлично
Весь межпланетный их корабль —
Теперь он выглядит отлично —
Точь-в-точь нацистский дирижабль!

* * *

Часы с кукушкой — это пошло,
Отвар ромашки — хорошо,
И потому отвар ромашки
В часы с кукушкой я залил.

* * *

Иваныч был красив как демон,
Как Пан загадочен он был,
Силен и глуп был как Голем он
И как Силен багроворыл.

Он же, как нимфа, безмятежен,
Порывист, словно Аполлон.
И, получается, Иваныч
Был человекопантеон.

* * *

В аду прогоркнуть невозможно
За исключением того,
Что разве только пережарят
Черти бесстыжие кого.

* * *

Не обездречивай медведя —
Медвежий дрек — всему глава.
На нем взошла, соками бредя,
Пульсирующая глава.

Открылся мутный глаз и вперил
В меня свой неотвязный взгляд.
Не обездречивай медведя —
Он этому не будет рад.

* * *

Ты знаешь текст «Гуантанамеры»,
Я знаю вкус «Гавана клаб»,
Запах гуано, цвет гуайявы,
Размер морских антильских краб,

Длину немыслимой сигары,
Объем тропической пизды.
И только лишь IQ у Кастро
Не знаю я, не знаешь ты.

* * *

Послышалось: «Паучок Ржевский»
Раз водяному пауку —
И вот пошел он девок портить
По глади аки посуху.

* * *

За маленький размер грудей он
Квартплату сразу прибавлял,
А за большой размер квартплату
Он многократно убавлял.

* * *

Кустарней, Петр Ильич, кустарней
К балетам музыку пиши!
Должны не лебеди, а утки
Ворочать жопами в пруду.

* * *

Чья чье возьмет в морском уж бое —
Не чаечье уж дело, брат.
Твои друзья вон, на заборе
Перед помойкою сидят.

* * *

Ватные ангельские крылья
Иван Иваныч прикрепил
К спине Нечистого, и вместе
С Нечистым в небо воспарил.

* * *

Мороз, и сын, и вальс собачий
Даждь днесь нам хлеб, прости долги,
От Сатаны упрячь на даче
И не промочь нам сапоги!

 
Joomla templates by a4joomla